Ведущий научный сотрудник ГГО А.А.Киселев дал интервью "Аргументам и Фактам"

 Петербург уйдёт под воду? Почему в России теплеет быстрее, чем в мире

Об этом рассказал Андрей Киселёв, климатолог, ведущий научный сотрудник Главной геофизической обсерватории им. А. И. Воейкова, автор книги «Парадоксы климата».
— Перепады погоды касаются каждого человека, — подчеркнул эксперт. — Сейчас температура растёт, причём в России в 2,5 раза быстрее, чем в среднем в мире. Это происходит из-за её местоположения. Также убывает площадь морского льда в Арктике и Гренландии, которая к нам близко. Такие метаморфозы вызваны увеличением выбросов в атмосферу парниковых газов, особенно СО2. Это связано с добычей и сжиганием топлива. Если посмотреть, как менялась концентрация углекислого газа в прошлом, то на её скачок примерно в 90 единиц потребовалось несколько тысячелетий. В наше время СО2 «прошёл» такую же дистанцию за 50 лет. И глобальное потепление продолжается.
Одеяло — на себя?
— Какие же стороны жизни в зоне риска?
— Практически все. Например, нам грозит деградация вечной мерзлоты. А в этой зоне находится две трети территории России. Чаще возникают аварии на трубопроводах, рвутся коммуникации, что затрудняет строительство, работу транспорта и ЖКХ. Опасность представляют и гололёд, осадки, обледенение линий электропередач. К повышенному расходу электроэнергии приводит повальное использование в жару кондиционеров. В сельском хозяйстве большой урон наносят засухи, пожары, сильные ливни, что грозит нарушением экологического баланса. Появляются несвойственные для регионов болезни, меняется традиционный уклад жизни, особенно северных народов.
В целом среди экстремальных глобальных явлений природные бедствия занимают первое место. Они опережают массовую миграцию, кибератаки, эпидемии и т. д. А по масштабу воздействия сильнее только оружие массового поражения. Если учесть, что за последние 36 лет число природных катастроф выросло примерно в три раза, становится по-настоящему тревожно. Чтобы решить проблемы, связанные с климатом, нужна серьёзная наука. Первым делом требуется наладить широкий мониторинг, но на это средств не хватает.
— А может виной всему климатическое оружие, о котором часто говорят как политики, так и учёные?
— Я в него не верю. Принята «Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду». Исследования, конечно, ведутся, но если бы что-то сделали реально, давно поднялся вселенский шум. Кроме того, при его применении возникает немало непредвиденных сложностей. Представьте: вы зарядили облако какой-то гадостью, и оно направилось на позиции неприятеля. Однако в это время циркуляция воздуха поменялась, и всё понеслось на вас. Что делать? Навряд ли можно говорить о подобных экспериментах серьёзно.
Главная опасность, подчеркну — выбросы парниковых газов. Чтобы их регулировать, в мире подписаны Киотский и Парижский протоколы, в разработке которых принимали участие и специалисты из Петербурга. Цель — удержать до 2100 года рост средней температуры в пределах двух, а лучше 1,5 °С. Ведь если потеплеет на 4-6 °С, то во многих регионах катастрофически возрастёт количество опасных аномальных погодных явлений. Мировые лидеры это понимают. Не случайно в поддержку документа высказались 195 стран. Правда, на деле оказалось, что каждый тянет одеяло на себя, а многие положения декларативны. Россия — добросовестный участник соглашения, а вот Трамп пригрозил ещё в 2017-м выйти из Парижского протокола. Поэтому особого оптимизма эти договоры пока не вызывают.

 Смерчи — каждый год  — С начала основания Петербурга произошло уже 306 наводнений. Утверждают, лет через 100 град Петра и вовсе может уйти под воду. Что говорят учёные?

— Давайте считать. За прошлый век подъём воды в мировом океане составил 17 см. В первом десятилетии этого века — 3,1-3,2 см. Если предположить, что так будет продолжаться и дальше, к концу века получим около 32 см. С одной существенной поправкой: в реальности процесс усиливается, поэтому объективные прогнозы — 50-60 см. Немало, но это не повышение до 12 или даже 30 метров, как предсказывают. В городе же самые высокие точки в жилых кварталах находятся на высоте 15 м над уровнем Балтийского моря. Ну а наиболее уязвимыми до сих пор остаются Приморский и Василеостровский районы. Всё это известно, поэтому паниковать не надо: глобальное потепление идёт, отменить его невозможно, но есть время подготовиться. Правда, надо относиться к этому ответственно, а не исходить из русского «авось».

— У нас построена мощная дамба, которая оберегает от бушующих волн. Можно ли надеяться на комплекс?
— Дамба защищает надёжно, и с её стороны город находится в безопасности. Однако окрестные регионы совершенно открыты, так что не исключён подход воды с тыла. Но подобное — из области страшилок, в обозримом будущем петербуржцы в этом отношении могут не беспокоиться. А вот на другие природные явления надо обратить самое пристальное внимание.
Сегодня происходит перестройка циркулярных процессов в атмосфере. В наш регион стало приходить больше циклонов, которые и несут непривычную погоду. В итоге произошло, например, смещение сезонов. Сентябрь сейчас солнечный, весна и лето наступают значительно позже. Один штрих: шхеры в Балтийском море, которые ещё 15-20 лет назад были голыми скалами, где сидели только чайки, сейчас активно покрываются высокой порослью. Зимы стали тёплые, и растительный покров изменяется. В последние годы аномалия достигает 5-6 °С, что много. Думаю, ещё не забыли 2015 год, когда в парках распустились подснежники, а в лесу выросли лисички и опята!
Холодное лето 17-го…
— Многие помнят и холодное лето 2017-го. Тогда постоянно лили дожди, а число солнечных дней подошло к рекордному минимуму.
— Количество осадков на Северо-Западе значительно увеличилось. Стало больше и бесснежных зим, опасных явлений. Так, смерчи сейчас наблюдаются каждое лето, хотя раньше в наших широтах они были редкостью. Зимой риск представляет увеличение зажорных явлений на Неве. В этом году уровень Ладоги крайне высок, а значит вероятность, что русло Невы начнёт забиваться льдом и шугой, выросла многократно. Хорошо, что лёд появился только в феврале и критических затоплений удалось избежать.
— А может, природа просто не выдерживает вмешательства человека? Вот и сейчас запланировано продолжение Северного морского пути, то есть неминуемо вторжение в глубины с залежами опасного метана. Получается, так и будем испытывать планету на прочность?
— За всё время я знаю только один случай, когда человечество отреагировало адекватно. В 1985-м учёные обнаружили в атмосфере две гигантские озоновые дыры. Известие стало настоящим шоком, ведь это чрезвычайно опасно. Образно говоря, озон — щит Земли. Он задерживает ультрафиолетовое излучение, которое может убить всё живое. Тогда все страны объединились и согласились сделать максимум возможного, чтобы больше не допустить «пробоин». В Антарктиде был налажен мощный мониторинг, построены станции, оснащённые новейшим оборудованием, к исследованиям привлекли международные группы специалистов. Также стали изучать, почему это произошло, провели ряд конференций на данную тему и нашли способы, как исправить сложившуюся ситуацию. В этом году площадь озоновой дыры над Антарктидой впервые с 1987 года стала меньше 20 млн км2. Хотя и медленно, но она сокращается. Редкий факт, когда совместные усилия привели к положительному результату. Но для этого, повторю, понадобился шок.